История русских имен: Древняя Русь и Советская эпоха

Имена служат для именования людей — при общении и обращении, и для отличия одного человека от другого — при перечислении, описании или повествовании. Но людей гораздо больше, чем имен, поэтому одно имя носит множество разных людей. Как же тогда их различать? На помощь приходят дополнительные имена и весь состав именования. Об имени человека в древности, именах времен СССР и в царской России речь шла в прошлой статье. Продолжим разговор на тему истории возникновения русских имен.

Имена в Древнем Риме

В Древнем Риме для людей имущих классов был такой порядок именования: преномен (пред — имя), номен (имя) и когномен (семейное имя) — Гай Юлий Цезарь. Иногда встречалось еще и четвертое имя: агномен (прозвище) — Публий Корнелий Сципион Африкан-Старший.

История возникновения имен в разных странах мира

В большинстве языков употребляется имя личное и имя родовое (по отцу, по матери, по месту рождения): Исаак Ньютон, Проспер Мериме, Михайло Ломоносов, Леонардо да Винчи, Лопе де Вега.

У королей, царей, правителей фамилию часто заменяло прозвище: Владимир Мономах, Дмитрий Донской, Иван Грозный, Пипин Короткий, Иоанн Безземельный, Генрих Птицелов, при этом прозвище, в отличие от фамилии, всегда переводится на другие языки.

У некоторых народов принято детей называть цепочкой имен: Иоганн-Вольфганг Гёте, Жан-Жак Руссо, Джордж-Гордон Байрон, Хосе-Рауль Капабланка-и-Граупера (здесь и двойная фамилия). Бывает, что цепочка имен тянется и дальше; например, средневековый алхимик Парацельз назывался: Филипп-Ауреол-Теофраст-Бомбаст граф фон Гогенгейм, а в одной драме Виктора Гюго один аристократ носит имя: Хиль-Базилио-Фернан-Иренео — Фелиппе-Фраско-Фраскито граф де
Бельверана. Даже в XIX веке наследник испанского престола носил имя: дон Педро — д’Алькантара — Мария-Фернандо — Гонсаго-Ксавьер-Мигель — Гибриэль-Рафазэль-Антонио — Иоаон-Леопольдо-Франсиско — д’Ассизи — Саксен — Кобург-Гота де Браганса-э-Бурбон! (Это сообщает Л. В. Успенский в книге «Что значит ваше имя?», 1940)

Имена в Древней Руси. Имена до Крещения Руси

Каково же положение с именами в русском языке? До принятия христианства на Руси (X век) в среде привилегированных классов существовали такие имена, как Любомир, Остромиp, Святослав, Ростислав, Ярослав, Людмила, Рогнеда, Войслава и подобные. С принятием христианства «по восточному обряду» при киевском князе Владимире появились и новые имена, значившиеся в церковных канонах и поэтому называющиеся каноническими; их давали при совершении «таинства крещения».

В Древней Руси эти имена служили юридическими наименованиями людей и ставились в актах, купчих и в других документах на первом месте. Однако привычка к старым именам, не значившимся в списках и канонах церкви, долго сохранялась на Руси, по крайней мере до XVII века. При этом в древнерусских документах постоянно встречаются двойные имена: «…именем Милоног. Петр по крещению». Или: «…Ждан помирьску, а в крещении Микула» в т. п. Таким образом, на протяжении нескольких веков наряду с каноническими именами: Александр, Алексей, Даниил, Димитрий, Константин, Никита, Николай, Петр, Роман, Сергей и т. п. — в ходу были и неканонические имена, которые больше употреблялись в бытовом общении и на втором месте в грамотах: Первуша, Втор, Третьяк (по хронологии рождения); Ждан, Неждан, Нечай (по обстоятельствам рождения); Губан, Ушак, Плехан, Щербак, Несмеян, Угрюм, Булгак, Злоба, Истома, Дружина (по физическим и душевным свойствам); Волк, Конь, Дрозд, Ерш (по названию зверей, птиц, рыб); а также Хвост, Мороз, Шуба, Пушка и т. д.

В истории русских имен эти имена напоминают скорее прозвища, которые, однако, могли не только различать людей с одинаковыми каноническими именами, но и перейти позднее в фамилии, о чем мы поговорим в следующий раз.

Судя даже по приведенным примерам, можно видеть, что имена собственные, как правило, происходят из нарицательных, но так как имена собственные переходят от одного народа к другому и живут веками в разной языковой среде, то чаще всего они «значат» в каком-то другом языке, в данном же языке это заимствованное имя является только собственным и ничего не значит, а только называет.

Русские канонические имена заимствованы из греческого, латинского, древнееврейского языков, из древнегерманских, где они были одновременно и нарицательными (как в русском: Вера, Надежда, Любовь). Вот некоторые примеры:

Совершенно ясно, что в русских именах Анна, Михаил, Мария, Никифор и т. д. никакого нарицательного значения нет. Это только имена.

Многие славянские имена являются переводами иноязычных, например: Злата — греч. Хриса, Богдан — греч. Теодор (Федор), Милица — греч. Харита, Вера — греч. Пистис, Надежда — греч. Элкис, Любовь — греч. Агапе, лат. Амата и т. д.

У многих русских имен есть параллельные варианты, возникшие благодаря разной передаче того же иноязычного имени: Евдокия—Авдотья, Ксения —Аксинья, Гликерия — Лукерья, Анастасия — Настасья, Георгий — Юрий — Егор, Параскева— Прасковья и т. п.

Первоначальный вид многих заимствованных имен сильно изменился в практике русского языка, например: Иосиф—Осип, Элеазар — Лазарь, Дионисий — Денис, Косма — Кузьма, Эммануил — Мануйла, Эвстафий — Остафий, Стахей, Иоханаан — Иван.

Дореволюционные годы

Желание обновить репертуар имен проявилось в дореволюционное время, когда пошла мода на древнерусские имена, хотя многие из них были и неславянские по происхождению, например Олег, Игорь (модный поэт того времени Игорь Северянин писал: «Как хорошо, что я отдельный, что Игорь я, а не Иван…»), в то же время вошли также в моду «романтические» и «экзотические» имена: Тамара, Изабелла, Валентина (у того же Игоря Северянина: «Валентина! Сколько страсти! Валентина! Сколько жути… Это было на концерте в медицинском институте…»). Как тут не вспомнить Настю из пьесы Горького «На дне», когда Барон говорит о ней: «Сегодня Рауль, завтра Гастон… Роковая любовь, леди!»

Имена советской эпохи

1920 — 1930 годы

В 20-е годы тяга к «романтическим» именам усилилась. Можно было через газету «Известия» объявлять о перемене имени. И вот Феклы и Матрены стали менять свои имена на Эвелин, Леонор и Венер, а Терентии и Сидоры — на Альфредов и Ричардов (вспомним неудачника из фильма «Музыкальная история» Альфреда Терентьевича Тараканова…).

Сверх этого появились еще два типа имен:

1) имена из нарицательных и производных от них, которые отвечали идеологии и фразеологии революционной эпохи 20-х годов: Труд, Интернационал, Борьба, Коммунар, Трактор, Детектор — для мальчиков; Искра, Звезда, Тракторина, Идеал (!) — для девочек..;
2) имена, образованные от личных имен революционеров и собственных же, порожденных революционной эпохой: Марксина, Энгельсина, Ленина, Коминтерна, Октябрина…

Кроме того, в связи с общей тенденцией делового языка того времени к сокращениям и аббревиатурам (то есть обозначениям по первым буквам) появились имена из сокращений имен и лозунгов: Влад(и)лен. Mapлен, Борзамир, Дазамира, Занарзема, Ревмира, Рената, Гертруда, Лагшмивара…

А также и аббревиатуры из первых букв имен и лозунгов: Виракл, Вилора.

Многие родители ставили своих детей в нелепое положение, так как «разгадать» идейный смысл имени было весьма трудно, а отнести его к известному ряду имен гораздо проще. Так, Гертруда («героиня труда») совпадает с немецким именем Гертруда, Ким («Коммунистический интернационал молодежи») — с корейским, Рената («революция — наука — труд») — с итальянским, и носящие эти имена кажутся, увы, иностранцами!

То же происходило и с аббревиатурами и перевертышами: Вилора воспринимается как итальянское имя. Нинель — как французское, Виракл — как греческое (ср. Геракл, Перикл), Борзамир — как древнерусское (ср. Остромир, Яромир), а Лагшмивара наводит на мысль об Индии…

И никакие расшифровки типа Вилора — «В. И. Ле¬нин — отец революции» ила Дизара — «Деточка, иди за революцию» тут не помогают. Тип слова решает всё для данного языка. Поэтому-то так быстро Идеал превращалось в Иду, Нинель — в Нину, а Борьба — в Бориса.

Советские имена 60-х годов

В именах советской эпохи 60-х годов наблюдалась большая пестрота. В основном это, конечно, были канонические имена типа Александр, Василий, Иван, Петр, Павел, Сергей, а также Наталья, Татьяна, Вера, Надежда, Любовь, Анна, Мария, Екатерина…

От этих имен давно уже существуют узаконенные обычаем уменьшительные: Саша, Шура, Вася, Ваня, Петя, Паша, Наташа, Таня, Надя, Маша, Катя… Эти имена привычны и обычны, они самые долговечные в русской истории имен и существуют десятки веков. Именно эти имена и распространены в русском языке до сих пор.

По материалам журнала «Семья и школа», 1962 год